Путин, маска, огонь, факел

Путин — лузер в сухом остатке

Политолог Дмитрий Орешкин — обо всех реальных «успехах» Путина.

Он собирался расширить и прославить русский мир — русский мир скукожился, стал токсичным и постыдным.

Он намеревался объединить и сплотить российский народ — народ расколот так глубоко, как не бывало с гражданской войны. Украинская «операция» разделила семьи, друзей и соседей.

Он хотел вернуть Украину в свою сферу влияния — она стала врагом России на годы и десятилетия вперед.

Он взялся крепить духовные скрепы и Русскую православную церковь — РПЦ рассорилась с Константинополем и стала изгоем; приходы Московского патриархата на Украине десятками отворачиваются от Москвы и России.

Он говорил про рубль как альтернативную валюту, островок стабильности и тихую гавань — рубль за время его правления упал втрое и стал одним из самых рисковых активов.

Он решил отбросить НАТО к границам 1997 года — альянс существенно усилился и окреп, размещает новые вооружения и войска в Болгарии, Венгрии, Румынии и Словакии; вырос список стран, размышляющих о вступлении.

Он обещал удвоить ВВП, войти в пятерку экономически развитых стран и, хотя бы, догнать Португалию по душевому доходу — экономика России откатилась на 20 лет, и, если кто-то этого еще не понял, жизнь быстро объяснит.

Он планировал переломить негативный демографический тренд — за прошлый год население России уменьшилось на 1 миллион, а теперь еще добавились военные потери и невиданная за последние десятилетия волна эмиграции.

Он рассуждал про технологический прорыв и импортозамещение — страна получила долгосрочный спад в производстве любой достаточно сложной продукции — от автомобилей и самолетов до судостроения и военки. Десятки тысяч айтишников убыли за рубеж.

Он строил трубопроводную империю в расчете задушить Европу в железных объятиях — страна превратилась в керосиновую лавку, которая зависит от манипуляций на рынке нефтяных цен.

Он надеялся на еще одну маленькую победоносную войну — но получил чудовищную мясорубку на грани ядерного взрыва. И выхода пока не видно.

Он рассказывал про подъем с колен и глобальное лидерство — на последней Генеральной Ассамблее ООН Россию поддержали лишь Беларусь, КНДР, Сирия и Эритрея. Скажи мне, кто твой друг…

В 2000 году он получил европейскую страну с не идеальными, но конкурентными выборами; с не идеальной, но свободной прессой; с не идеальным, но самостоятельным парламентом; с не идеальным, но независимым судом. С неплохой валютой, мощным притоком иностранных инвестиций и крепкой рыночной экономикой, растущей на 7% в год. И за двадцать с лишним лет напряженной (как раб на галерах) работы сумел вернуть ее к статусу азиатской деспотии и застойной экономической автаркии. Россию сегодня боится и презирает весь мир; советская траектория приближает ее к очередному коллапсу. Быстро.

С ним-то все ясно: мстительный лузер с тусклым воображением чекиста. Ничего величественнее Совка даже представить себе не может.

Труднее понять устройство когнитивного аппарата тех 144 миллионов неглупых и, в общем, неплохо (на мировом фоне) образованных граждан, которые второй раз за 100 лет согласились вернуться в пещеры. Даже не ради бесплатного коммунистического сыра, а скорее ради ископаемого героического эпоса. Стремление жить в гостях у сказки понятно — но должна все-таки держава иметь немного серого вещества в черепе, чтобы отличать мираж от действительности?! Или нет, не должна?

Секрет живучести такого рода режимов состоит как раз в умении выскребать и уничтожать серое вещество до того, как оно накопит критическую массу. Цензура, подмена гуманитарных наук пропагандой, опора на веру вместо знания и уничтожение независимой мысли вместе с ее носителями — верные симптомы очередного цикла деградации. Если король (вместе со страной) щеголяет голым, главной задачей полиции становится заблаговременное истребление всех мальчишек, потенциально способных констатировать неприятный эмпирический факт.

«Полигон» — независимое интернет-издание. Мы пишем о России и мире. Мы — это несколько журналистов российских медиа, которые были вынуждены закрыться под давлением властей. Мы на собственном опыте видим, что настоящая честная журналистика в нашей стране рискует попасть в список исчезающих профессий. А мы хотим эту профессию сохранить, чтобы о российских журналистах судили не по продукции государственных провластных изданий.

«Полигон» — не просто медиа, это еще и школа, в которой можно учиться на практике. Мы будем публиковать не только свои редакционные тексты и видео, но и материалы наших коллег — как тех, кто занимается в медиа-школе «Полигон», так и журналистов, колумнистов, расследователей и аналитиков, с которыми мы дружим и которым мы доверяем. Мы хотим, чтобы профессиональная и интересная журналистика была доступна для всех.

Приходите с вашими идеями. Следите за нашими обновлениями. Пишите нам: [email protected]

Главный редактор Вероника Куцылло

Ещё
Марк Фейгин, адвокат, интервью, война
Марк Фейгин: «Путина будут воспринимать как насекомое»