Федор Крашенинников. Фото из личного архива
Федор Крашенинников. Фото из личного архива

Федор Крашенинников: «Тупо прозевали ИГИЛовских засранцев»

Политический аналитик Федор Крашенинников в эфире программы «Суббота. Неделя» на канале  «Ходорковский Live» рассказал о том, кто, по его мнению, стоит за терактом в «Крокус Сити Холле», о реакции пропаганды и о политических последствиях теракта.

— Как власть реагирует на последствия теракта в «Крокусе»? Получается ли у нее заработать очков на этом горе?

Я не вижу пока, чтобы они как-то воспользовались плодами теракта. Это и есть главное доказательство того, что они этот теракт не организовывали.

Если бы они принимали хоть какое-то участие в организации, они попытались бы извлечь из него какую-то пользу. Пока, судя по всему, никакой пользы нет.

Они решили пойти двумя путями:

Первый путь: тему «Крокуса» потихонечку похоронить. Дождаться, пока люди выдохнут и забудут. У них это, отчасти, получается.

Второй путь: включить теракт в общую тему антиукраинской истерии. Намекать на украинский след. Боты напрямую пишут, что это украинцы. Такие заявления не для публичного декларирования, но на уровне работы с ядерным электоратом, вполне заходит.

Насчет «очков наработать», не думаю, что кому-то в Москве доставило удовольствие, что террористы убили людей и сожгли огромный концертный зал. Это, безусловно, провал спецслужб. Это выглядит, как провал. Это и является провалом.

В таких случаях Путин обычно заметает все под ковер. Делает вид, что ничего не произошло. Морду кирпичом и вперед. Даже дискуссия о возврате смертной казни потихонечку сходит на нет. Очевидно, что это просто один из способов заболтать тему.

— Будет ли разбор полетов внутри силовых структур, потому что очевидно, что теракт они прозевали?

— Хотелось бы, но для Путина в созданном им государстве, главное никого не трогать. Потому что все руководители силовых структур, и Золотов, и Бортников, и все остальные — они плоды компромисса. Сложилась такая ситуация вокруг Путина, что на всех постах сидят эти люди. А если кого-то убирать, значит надо кого-то назначать. А это сломает весь баланс.

Придут новые люди, начнется передел, разборки. Путин всего этого очень боится и не хочет. Потому что его главная задача — война. В разгар войны ему меньше всего хочется думать, кто возглавит ФСБ, кто возглавит что-нибудь еще.

Это приведет к огромным внутренним переменам. Потере интереса к фронту, на фоне дележа мест внутри. Каждый крупный руководитель ФСБ — это миллиардер, который ворочает огромными бизнесами.

Если убрать Бортникова, значит уйдет его команда, придут другие люди. Это главная причина, по которой разбор полетов отложат на потом или его не будет вовсе.

Сейчас ФСБ отчитывается, как они в другом месте каких-то террористов якобы задержали. Не первый раз происходит, когда после чудовищных провалов никого особо не наказывают. Это не в природе путинской власти, кого-то наказывать из ближнего окружения.

Ближнее окружение вообще ни разу на моей памяти не было наказано за что-то такое. Бортников — свой человек. Пока Путин не примет решение, что от него надо избавиться, он от него не избавится. Ему никакие поводы, чтобы от кого-то избавиться, не нужны. Берешь и избавляешься.

— Сейчас очень красивая картинка, куча каких-то непонятных задержаний.  Но они были и до этого. Прямо перед самым терактом людей задерживали, находили какое-то нелегальное оружие. При этом мы наблюдаем, что система силовых структур не способна противодействовать всему этому. Террористы же видят, что их даже наказывать никто за это не будет, потому что в путинской системе во всем виновата Украина и «Запад». Получается, что для террористов сейчас идеальная ситуация, чтобы продолжать творить свои злодеяния.

Я не верю, что террористы думают, что их не будут наказывать. Им специально показали, как над ними будут издеваться в случае поимки. Все эти омерзительные истории про пытки током, холодом и отрезания ушей, они как раз направлены на террористов. Я думаю, что это вполне убедительное послание  — «да, мы профукали вашу атаку, но мы вас быстренько поймали. Теперь будем издеваться. Потом уничтожим».

Поэтому никакого карт-бланша террористам никто не выдал. Другое дело, что эта атака показала, насколько путинская система слаба в борьбе с вооруженными людьми, которые в данный момент не попадают на радары.

Это как сериал из разных сезонов. В прошлом сезоне Путин боролся с исламским терроризмом. Главной темой была борьба с ИГИЛ. Постоянно про это рассказывали. В Сирии шла очень важная для всех война. Сирия была буквально самым важным фронтом на земле. И не было ничего важнее.

Потом в новом сезоне – Украина. Никакой Сирии, никакого ИГИЛа вообще не существует, как часто бывает в не очень хороших сериалах. И тут вдруг в разгар сезона про Украину из прошлого сезона вываливаются какие-то ИГИЛовские злодеи и устраивают ужасный теракт. Это, конечно, обескураживает Путина.

По законам сериала, все внимание спецслужб было направлено на борьбу с оппозицией, антивоенным движением и украинцами. И они тупо прозевали вполне себе им известных и существующих на свете ИГИЛовских засранцев.

Они существуют, причем не только в России. Я живу в Европе и тут повышенная тревога. Ждут терактов. ИГИЛ никуда не делся. Оказывается, он существует. Причем именно в своей центрально-азиатской итерации. Я читал заявление французского МВД, они ищут террористов среди выходцев из центральной Азии, бывших советских республик.

Спецслужбы Путина, увлеченные разгромом оппозиционного антивоенного движения и борьбой с украинцами, абсолютно забыли, что на Земле существуют еще и настоящие исламские террористы. Невыдуманные. Которые не исчезли и не пропали с горизонта только потому, что Путин решил заняться войной в Украине.

Это действительно серьезный вызов. Я думаю, что сейчас путинским спецслужбам придется что-то делать. Перебрасывать какие-то силы и ресурсы на никому уже не интересный фронт борьбы с ИГИЛом. И караулить там. Потому что им тоже не очень хочется, чтобы такие события повторялись. Я надеюсь во всяком случае. Потому что я совершенно не желаю повторения подобных терактов в России.

— Этот нарратив, в котором Путин говорит, что запад и Украина виноваты в теракте, должен сработать на ядерном электорате, но выглядит он совсем неубедительно. Даже ядерный электорат как будто бы сомневается, несмотря на пропаганду. Возможно это какое-то начало для того, чтобы начать сомневаться в том, что говорит телевизор и Путин?

—Я не думаю, что это приведет к каким-то глобальным изменениям. Пойманные таджикские террористы действительно не наводят на мысль о том, что это украинские диверсанты. И сложно притянуть ИГИЛ и таджикских исламистов к войне с Украиной. На уровне официальной пропаганды действительно все это очень коряво выглядит. Но если мы посмотрим на черновую конспирологическую пропаганду, то там все концы с концами сходятся.

Мы это наблюдали, мы про это говорили. С одной стороны есть оппозиционная конспирология, где за любым терактом находят ФСБ, даже если это выглядит полным провалом ФСБ. Потому что хочется верить, что главные злодеи — это они. Точно так же в конспирологии ядерного путинского электората за всем стоят текущие враги власти. То есть Америка и украинцы.

Даже если это нелогично, даже если это вообще поперек фактов — это не важно. Людям хочется верить, что Украина —средоточие зла. А точнее Америка, которая за всем стоит — они в это верят. Да, коряво. Да, концы с концами не сходятся. Но конспирология как религия, там факты не нужны. И в этом смысле я думаю, что для ядерного путинского электората эта версия хорошо зайдет. Я вижу, что боты ее активно распространяют.

«Полигон» — независимое интернет-издание. Мы пишем о России и мире. Мы — это несколько журналистов российских медиа, которые были вынуждены закрыться под давлением властей. Мы на собственном опыте видим, что настоящая честная журналистика в нашей стране рискует попасть в список исчезающих профессий. А мы хотим эту профессию сохранить, чтобы о российских журналистах судили не по продукции государственных провластных изданий.

«Полигон» — не просто медиа, это еще и школа, в которой можно учиться на практике. Мы будем публиковать не только свои редакционные тексты и видео, но и материалы наших коллег — как тех, кто занимается в медиа-школе «Полигон», так и журналистов, колумнистов, расследователей и аналитиков, с которыми мы дружим и которым мы доверяем. Мы хотим, чтобы профессиональная и интересная журналистика была доступна для всех.

Приходите с вашими идеями. Следите за нашими обновлениями. Пишите нам: [email protected]

Главный редактор Вероника Куцылло

Ещё
Фото: Юрий Белят / «Полигон медиа»
Региональная парламентская политика в России на фоне военных действий