Война, Украина, Мариуполь, дети, жертвы
Фото: Evgeniy Maloletka / AP

Пока Путин навязывает Украине «русский мир», война беспощадно уносит жизни детей. Исследование

За три месяца вторжения России в Украину, по данным украинской стороны, погибли уже более 250 детей. Мы изучили свидетельства сотни смертей несовершеннолетних в целом ряде украинских регионов и рассказываем, как и где погибают дети, пока президент Владимир Путин «денацифицирует» Украину танками, «Градами» и «Солнцепеками». 

С начала вторжения России в Украину 24 февраля 2022 года, по данным украинских властей, пострадали уже более 700 детей. Из них 261 ребенок погиб. По официальным данным ДНР и ЛНР, за восемь лет в этих самопровозглашенных республиках погибли 35 и 117 детей соответственно. Украинские власти называли общую цифру по погибшим детям за восемь лет с 2014 года — 240 детей (сюда включены дети и с другой стороны конфликта — то есть с подконтрольных Украине территорий Луганской и Донецкой областей). 

Уже очевидно, что три месяца так называемой «спецоперации» унесли детских жизней примерно столько же, сколько их унесли те самые пресловутые «восемь лет». 

Как показывает наше исследование, дети в Украине сегодня чаще всего гибнут при артиллерийских обстрелах жилых районов. Кто-то в момент попадания снаряда в жилой сектор гулял на улице, кто-то не успел добежать до бомбоубежища, кто-то — по пути к соседям, чтобы предупредить их о воздушной тревоге. На втором месте по опасности, как показывает исследование, расположены жилые дома. Под завалами и бомбежками погибло немногим меньше детей. 

Три региона, где погибло больше всего детей и сведения о которых мы сумели обнаружить, — Киевская, Харьковская и Донецкая области. Причем, говоря о Донецкой области, подавляющее большинство смертей приходится на территории, которые пришли «освобождать» войска России и их прокси из самопровозглашенных ЛНР и ДНР. 

Чаще всего на этой войне гибнут дети в возрасте от 8 до 14 лет. Но и младенцев ужасная участь не обошла стороной. 

Часть детей погибла в автомобилях, на которых их родители пытались покинуть зону боевых действий. 

Киевская область и «Ленточка жизни»

С 24 февраля в Киевской области, по официальным данным украинской стороны, погибло более 100 детей. По открытым источникам нам удалось найти сведения о гибели 26 из них. Так, уже 26 февраля снаряд попал в дом полицейского из Бородянки Ивана Семироза. В доме в этот момент находилась вся его семья, включая жену, мать, отца, брата и ребенка. Все они погибли. Дочке Ивана Полине незадолго до гибели исполнился один годик — девочка умерла в больнице. 

Детская больница Охматдет —  стала не только символом надежды, но и одним из самых страшных мест в Киевской области. Именно туда родители с первых дней войны начали привозить своих раненых детей. При этом медучреждение и само 26 февраля подверглось обстрелу, в результате которого один ребенок погиб, а двое пострадали. На следующий день стало известно о гибели 6-летнего мальчика. Родители не смогли довезти его до больницы живым, так как их машина попала под обстрел. 

Спустя полторы недели в Охматдете погибли еще два ребенка с огнестрельными ранениями. «Сегодня ночью пришлось привезти трех тяжело раненых детей с огнестрельными ранениями в голову и грудь. Однако из-за российских обстрелов машины скорой помощи не смогли забрать пациентов, двое из них погибли», — сообщил главврач больницы Владимир Жовнир. В связи с тем ужасом, который вынуждены были переживать украинские родители и их дети, Жовниру пришлось даже придумать акцию «ленточка жизни». Суть ее заключается в том, чтобы родители на время боевых действий надевали на руку своим детям браслеты с информацией об их именах, фамилиях, годе рождения, возрасте и другими данными. Причиной послужило то, что в больнице были случаи, когда ребенка просто нельзя было идентифицировать — его родители уже были убиты или ребенок потерялся. «Сделать такую «ленту жизни» очень просто, но она спасет много жизней», — объяснял Жовнир.

На Киевщине, впрочем, дети гибли не только в больнице или по пути в нее. В апреле 14-летний ребенок погиб в подвале в поселке Ворзель. В офисе Генпрокурора Украины сообщили, что это произошло в ходе зачистки: военные сначала бросили в подвал, где укрывался ребенок и женщина, дымовую шашку, а затем выпустили по ним автоматную очередь. 

В конце февраля погиб 13-летний мальчик по имени Ростислав между селами Турово и Бузово. Его семья спасалась от российских танков, которые, по словам Генпрокурора Украины Ирины Венедиктовой, обстреливали населенные пункты. Родители вместе с Ростиславом прятались в лесу, а когда стрельба поутихла, попробовали выйти, но попали под очередной обстрел. Осколок снаряда попал мальчику в грудь, он погиб на месте. «Родители ждали темноты, чтобы унести тело ребенка, во время чего снова попали под огонь. Мать везла мертвого сына через полстраны в Кировоградскую область со снарядом в теле. На вскрытие вызвали саперов», — рассказывала Венедиктова. 

26 марта автомобиль ветеринаров Антона Кудрина и Светланы Западинской был обстрелян при выезде из Киева. Их 10-летняя дочь Полина погибла сразу вместе с родителями. Позже в больнице скончался пятилетний сын Семен.

4 и 12 марта дети также гибли при обстреле автомобильных колонн. В первом случае автомобиль, в котором находился подросток, был обстрелян из танковых пулеметов, в втором  — из БМП. Второй случай произошел на глазах у местного жителя по имени Юрий неподалеку от Макаровки. С БМП обстреляли машину, в которой находились пять женщин,  включая 14-летнюю девочку и двухлетнюю малютку, а также водитель. Погибли все. При этом на автомобиле были белые полотенца — в знак того, что едут мирные жители, — и даже надпись «Дети». Когда военные уехали, Юрий похоронил погибших у себя на огороде.

При обстреле автомобиля в Броварском районе — погиб юный футболист команды ДЮСШ «Атлет» Дмитрий Евдоченко. 16-летний мальчик погиб вместе со своей мамой.  «Словами нельзя передать всю боль и печаль… Как страшный сон…», – прокомментировали трагедию в клубе. 

Начало путинской «спецоперации» в Украине маленький Саша Яхно встретил в гостях у бабушки, в доме, расположенном в 30 км от Киева. 4 марта Саше исполнилось четыре года. Через пять дней после дня рождения мальчик разговаривал со своей мамой Анной, оставшейся в Киеве, по телефону. «Мама, не волнуйся. Я поеду к вам, когда перестанут стрелять», — сказал Саша.  К этому моменту город был окружен российскими войсками с трех сторон, и единственным шансом выбраться из него, было сесть в лодку и переправиться через Днепровское водохранилище. Бабушка Саши вместе с друзьями семьи решили отправиться в путь. Но добраться до берега лодке было не суждено. Их тела в течение следующего месяца находили в воде. Тело Саши удалось найти только в апреле. 

Попала ли лодка с людьми под обстрел или перевернулась — доподлинно неизвестно. Но, по мнению матери Саши Анны Яхно, значения это не имеет. «Они пытались убежать от русских войск, от русского мира. Россия убила их, — сказала Анна в интервью The Sun. — Если бы они не оккупировали нашу территорию, этого бы не произошло. Я просто хочу, чтобы это прекратилось».

Харьковская область: обстрел из «Буратино» и «Пионов»

Еще одним украинским регионом, где фиксируется большое количество погибших детей, является Харьковщина. Первые сведения о  погибших детях можно найти уже 24 февраля, то есть в первый же день российского вторжения. Под обстрел попала многоэтажка в городе Чугуев, расположенном в 30 км от Харькова. После разрыва снаряда на двух этажах дома вспыхнул пожар. Когда спасатели прибыли на место, мальчик уже был мертв.

Сразу несколько погибших детей было обнаружено в селе Гусаровка Изюмского района и его окрестностях, после отступления оттуда российских военных. В Гусаровке, с населением чуть больше тысячи человек, после захвата села располагалась комендатура ВС РФ. В апреле, когда военные покинули село, полиция нашла в подвале здания, где размещалась комендатура, сожженные тела. «Среди замученных есть один ребенок», — сообщала украинская полиция. 

На трассе около Гусаровки также были обнаружены погибшие. В автомобиле, по которому был совершен обстрел 12 марта из артиллерийского орудия, находилась целая семья. Мужчина, женщина и трехлетний ребенок, сообщили в полиции, погибли.

15-летняя Дарина из Дергачей 14 марта погибла в частном доме, когда туда прилетел артиллерийский снаряд. Девочка пошла в комнату за игрушками для других детей, удар пришелся как раз в эту часть дома. Родители Дарины и двое детишек чудом выжили.  

26 марта обстрелу из тяжелой огнеметной системы «Буратино» подверглись Малая Рогань и Ольховка. Огнем накрыло малороговский лицей, молокозавод и жилые дома. Под обстрелом тогда погибла 13-летняя Маргарита Горбик. По данным местной прокуратуры, приказ о применении запрещенной Женевской конвенцией огнеметной системы залпового огня отдал командир отдельной мотострелковой бригады 6 общевойсковой армии Западного военного округа ВС РФ Сергей Максимов. Известно, что командир — сам родом из Украины, из Закарпатья. По факту применения «Буратино» возбуждено уголовное дело, прокуратура квалифицировала действия Максимова как военное преступление. 

Еще одна детская смерть принесла горе в семью Екатерины Раецкой. Незадолго до российского вторжения она вместе с дочерьми Софьей (13 лет) и Варварой (шесть месяцев) из Донецкой области, где участились обстрелы, переехала в Волчанск — село у границы с Россией. Екатерина думала, что там будет безопасней. Однако спустя пять дней в село вошли российские военные. В начале мая украинские войска перешли в контрнаступление и в селе начались бои. Пропало электричество. Екатерина взяла детей, села в машину и попыталась уехать на подконтрольную Украине территорию.  

Недалеко от села Старый Салтов их автомобиль попал под обстрел — следователи пока не определили, из чего именно стреляли по машине. Есть две версии: танк или миномет. Так или иначе, но Софья погибла, а ее мама с младшей дочерью были госпитализированы. Погибшую девочку удалось найти по кулону с ее именем — тело Софьи разорвало снарядом. Как писала The Washington Post, ее останки в розовом гробике волонтеры везли до Новолуганска. Но похоронить на малой родине так и не смогли из-за обстрелов. Сделали это в нескольких километрах от села. Пока родственники прощались с девочкой, на протяжении получаса где-то в стороне раздавался грохот артиллерийских орудий.

Судя по данным из открытых источников, середина мая в Харьковской области прошла без детских жертв. Однако в конце, 26 мая, горе снова обрушилось на мирных жителей. Удар из самоходных пушек «Пион» пришелся на улицу Харькова, где в этот момент гуляла молодая семья Коростелевых. После артиллерийских залпов мужчина погиб на месте, его супруга была госпитализирована. Чуть позже полиция нашла еще одного погибшего. Им оказался пятимесячный Миша, ребенок супружеской пары. 

«Малыша из рук отца взрывной волной отбросило вверх на крышу подъезда», — сообщил глава Нацполиции Украины Игорь Клименко.

31 мая после обстрела села Ивановка Изюмского района – погиб 12-летний ребенок, сообщил глава Харьковской областной администрации Олег Синегубов.

Донецкая и Луганская области 

«Самое страшное место в Европе», — такими словами президент Украины Владимир Зеленский, выступая перед парламентом Бельгии, охарактеризовал Мариуполь в апреле. К тому моменту в городе уже больше месяца шли ожесточенные бои. Российская артиллерия хладнокровно разносила в пух и прах квартал за кварталом. Так, что, по словам президента Украины, в городе к тому моменту было уничтожено «90% зданий, погибли тысячи мирных людей». 

Оценить количество детских жертв в Мариуполе сегодня — невозможно. Завалы будут разбирать еще долго. В городе находят и братские могилы. Однако несколько детских смертей современные летописцы уже сохранили.

Так, 8 марта стало известно о смерти шестилетней Тани. Девочка умерла под завалами разрушенного здания. Но причина смерти — не в этом. Ребенок умер от обезвоживания. «Случилось то, что казалось невозможным в 21 веке, — написал о смерти девочки мэр города Вадим Бойченко. — Для Европы — это страшное известие. Для Украины — это страшная реальность. А для Мариуполя — ужасная трагедия, полная несправедливости и боли».

Двумя днями ранее под обстрелами погибла 18-месячная девочка. Ее тело привезли в больницу родители. А об инциденте сообщила волонтер Ольга Юдина. 24 марта мариупольская гимнастка Катя Дяченко погибла от попавшего в ее дом снаряда, ей было 11 лет. А 10 мая от удара «Града» по многоэтажке погиб 1,5-годовалый малыш.  

О гибели двух юных актрис мариупольского театра Елизаветы Очкур и Сони Амельчиковой советник мэра Мариуполя Петр Андрющенко сообщил 23 апреля. По его словам, девочки погибли в результате бомбардировок. Также в апреле при выходе из дома в Мариуполе погибла Алина Перегудова – местная тяжелоатлетка. Когда девочка с мамой вышли из дома, рядом разорвался снаряд. Алина и мать получили смертельные осколочные ранения. 

Еще одна детская смерть в битве за Мариуполь пришлась на подвалы Азовстали. О гибели девочки «10-12 лет» рассказал сотрудник СБУ Иван Богдан. Незадолго до гибели девочка подарила Ивану игрушку — мягкого гуся. Вернувшись после очередной вылазки, Богдан узнал печальное известие: после бомбардировки завода ребенка не стало. «Извини, малышка, что не успели тебя эвакуировать и дать возможность снова радоваться жизни», — написал Богдан в фейсбуке.

Самая массовая гибель детей произошла в Донецкой области 8 апреля. В этот день по вокзалу в Краматорске был нанесен удар ракетой «Точка-У». В результате погибли почти 60 человек, в их числе — сразу семеро детей. Украинская и российская стороны обвиняют в ракетном обстреле друг друга. 

На территориях, подконтрольных ДНР и ЛНР, тоже с 24 февраля гибли дети. Местные власти сообщали, в частности, что после обстрела из «Градов» со стороны ВСУ 27 апреля в селе Стахановка Луганской области погибла 10-летняя девочка. А на следующий день погиб 11-летний мальчик из Макеевки, которая тоже подверглась обстрелу с украинской стороны. 30 мая власти ДНР сообщили о гибели 13-летнего ребенка в Буденновском районе Донецка при обстреле здания школы.

Другие случаи 

Свидетельства о гибели детей находятся также в Черниговской, Житомирской, Николаевской, Херсонской, Днепропетровской, Запорожской областях, а также в Одессе. 

Виктория Коваленко потеряла мужа и 12-летнюю дочь Веру, когда они пытались выбраться из Чернигова, чтобы обезопасить детей (у супругов есть также годовалая дочь Варвара). В какой-то момент, возле села Ягодное, на дороге автомобиля супругов оказалась груда камней. Муж Виктории Петр вышел из машины, чтобы их убрать. В этот миг послышались залпы из орудий. В голову Виктории попал осколок. Пока она истекала кровью, ее старшая дочь Вера выбежала вслед за отцом. 

«Она вышла из машины, я пошла за ней. Потом увидела, как она упала. Когда подошла поближе, у нее уже не было головы», — рассказала Виктория Коваленко BBC.

В селе Гавриловка Херсонской области в апреле погиб 15-летний школьник по имени Михаил. Очевидцы рассказали, что он вместе с другом были на улице, когда в село заехали российские военные. Мальчики испугались солдат с автоматами и побежали в сторону огородов. В ответ на это, по словам очевидцев, солдаты бросились за ними на БТРе. Кто-то из них открыл огонь. Пуля ранила Мишу. После чего солдаты его забрали и увезли в неизвестном направлении. Позже мать нашла мальчика в морге. 

Одна из самых страшных детских смертей за время путинской «спецоперации» случилась в Одессе в преддверии Пасхи. Российская ракета попала в многоэтажный дом и унесла сразу три поколения украинской семьи. Одессит Юрий Глодан потерял жену Валерию, ее маму и дочь — трехмесячную Киру. «Весь мир перед глазами вчера просто умер. Он был убит российской ракетой», — сказал о гибели близких убитый горем отец и муж.

В настоящее время украинской стороной расследуется более 20 тысяч зарегистрированных военных преступлений, которые, по данным властей Украины, совершили российские военные. Об этом 25 мая заявил министр внутренних дел страны Денис Монастырский. Российский Следственный комитет также неоднократно заявлял о намерении расследовать военные преступления, которые, по мнению СКР, совершали украинские военные. 

Кроме того, французская газета Le Monde в середине мая сообщала о том, что в Украину будут командированы более 40 следователей Международного уголовного суда (МУС) ООН. Прокурор МУС Карим Хан заявил при этом, что суд не намерен занимать ничью сторону при расследовании военных преступлений. Целью расследования он назвал «установление истины».

«Полигон» — независимое интернет-издание. Мы пишем о России и мире. Мы — это несколько журналистов российских медиа, которые были вынуждены закрыться под давлением властей. Мы на собственном опыте видим, что настоящая честная журналистика в нашей стране рискует попасть в список исчезающих профессий. А мы хотим эту профессию сохранить, чтобы о российских журналистах судили не по продукции государственных провластных изданий.

«Полигон» — не просто медиа, это еще и школа, в которой можно учиться на практике. Мы будем публиковать не только свои редакционные тексты и видео, но и материалы наших коллег — как тех, кто занимается в медиа-школе «Полигон», так и журналистов, колумнистов, расследователей и аналитиков, с которыми мы дружим и которым мы доверяем. Мы хотим, чтобы профессиональная и интересная журналистика была доступна для всех.

Приходите с вашими идеями. Следите за нашими обновлениями. Пишите нам: [email protected]

Главный редактор Вероника Куцылло

Ещё
Людмила Петрановская
«Реальность не зависит от VPN». Людмила Петрановская о том, как говорить с теми, кто верит в пропаганду