Обувь в ожидании беженцев из Мариуполя в Запорожском волонтерском центре. Фото: Тимур Олевский / «Полигон Медиа»

«Дети видели трупы на улицах, сидели по шесть дней в подвалах»: как в Запорожье встречают беженцев

Сегодня, 9 марта колонна автобусов из Мариуполя с беженцами попала под обстрел. Гуманитарный коридор опять был сорван. Украинские военные разминировали дорогу из города для проезда автобусов, российские войска решили воспользоваться этим и прорваться в Мариуполь. Завязался бой, дорога снова оказалась заблокирована. Предположительно в колонне пытались покинуть город несколько тысяч женщин и детей. Навстречу колонне с беженцами из Запорожья в Мариуполь вышли автобусы за новой партией беженцев. Они тоже не смогли проехать и остановилась в 200 километрах от Мариуполя. В городе четвертые сутки нет воды и электричества. 

«Друзья, в Мариуполе ад, — писал очевидец из города. — Питьевой воды нет. Работает один магазин в центре города, в нем нет воды и хлеба. Готовим три дня на костре во дворе. Мылись последний раз неделю назад дождевой водой. Тогда еще был газ. Военные вчера сказали, не ждать ни газа, ни света, не воды. Продукты скоро закончатся и взять их негде. Лекарств нет. Вчера было тихо, сегодня бомбят тяжелым и авиация была ночью. В квартирах примерно 10 градусов, спим на полу в коридоре, нас пять человек. Вчера удалось набрать 1,5 литра питьевой воды у военных и взять два мандарина. Связи и места для заряда телефонов нет, нашли пауэрбанк на две зарядки. Фото не делаю, их валом в интернете, все правда. Города Мариуполя нет, а люди в нем есть еще пока». 

Жители Мариуполя. Фото: Evgeniy Maloletka/AP

В городском цирке Запорожья волонтеры и местная администрация организовали пункт приема беженцев для оказания первой помощи и отправки их к местам временного проживания. Однако с 4 марта ни один гуманитарный конвой из Мариуполя так и не смог добраться до города через блокпосты. 

Россияне настаивают на выезде украинцев на территорию России, остальные маршруты, объявленные ранее, оказываются заблокированными день ото дня.

Только 119 детей и женщин смогли выехать из Мариуполя. Некоторых детей родители были вынуждены посадить в автобус одних.

«Сейчас мы работаем здесь с детьми, которых привозят из мест, где очень горячо,  —  рассказывает Алена Сердюк, волонтер запорожского центра, психолог и канистерапевт (способ реабилитации с использованием животных. — «Полигон»). — Многие дети приезжают сами, некоторые — в сопровождении родителей, и основная наша задача это нормализация эмоционального фона детей и взрослых. Люди в очень жестоком стрессе, очень многие еще даже не поняли, что с ними произошло. Мы сами держимся, потому что понимаем, что то, что мы делаем, нужно людям, и это тот наш посильный вклад, который мы можем сделать, чтобы победить. Наша задача сейчас — поддержать людей».

«Приехавшие дети видели разрушения, видели трупы на улицах, детей вытаскивали из развалин, они сидели по шесть дней в подвалах. Но что самое интересное, сейчас некоторые дети даже более собраны, чем родители. Была ситуация, когда мама в панике ищет: “Где телефон?! Где телефон?!”. Подходит ребенок: “Мам, у тебя телефон в правом кармане”».

«Есть дети, которые на фоне стресса впали в состояние катотонии и в данной ситуации очень хорошо помогает собака, — говорит Алена. — Буквально сегодня у меня была девочка вообще без эмоций, просто как стеклышко, на предложение пойти поиграть она просто сидела, смотрела на меня открытыми глазами, как будто не понимала, что происходит. Ее брат взял за руку, посадил на коврик, и она никак не хотела контактировать с собакой, пока я тихонечко не подвела собаку и она не прикоснулась к шерсти. Она запустила руку в шерсть, у нее появилась улыбка на лице, она начала играть, и потом участвовала даже в подвижных играх». 

«Здесь очень четко понимают, кто с кем воюет, — продолжает Алена. — Люди чувствуют глубокую злость и большой страх. Страх не того, что мы проиграем эту войну, а того, что на головы сыпятся бомбы. И эта злость, она, как раньше говорили, праведная». 

Пока мы разговариваем с Аленой, волонтеры центра сортируют вещи, чтобы их проще было разбирать приехавшим. Здесь есть все, от носков до теплых курток, говорит Влад, который раньше был волонтером в молодежном центре и пришел сюда, когда узнал, что здесь требуется помощь, потому что люди приедут практически без всего, оставив все вещи дома. «Надо вывезти людей, детей оттуда, чтобы они были в тепле, в безопасности, обуты, одеты, накормлены. Сложно каждый раз думать о том, что их не выпускают оттуда и обстреливают», — говорит он.

Предложение России выехать беженцам в Таганрог, по словам Алены, это просто издевательство.

«Я знаю людей, которых перед 23-м числом [февраля] вывозили, которым обещали, что их расселят в Таганроге, и они ехали неделю на поезде, их вывозили куда-то на север в тайгу. Они выезжали с маленькими детьми на руках и были просто обмануты. Не выпустили мужчин, вывозили только женщин и детей, была недельная изнурительная поездка с несчастными копейками, которые им дали на границе, сколько-то рублей типа материальной помощи, которой не хватит ни на что», —  рассказывает она.

Невозможность выехать из зоны обстрела изматывает людей, они очень сильно устали, говорит Алена.

«Они живут там без света, без воды, без тепла, в подвалах, им действительно сейчас нечего есть. Буквально сегодня мне прислали сообщение, оно действительно страшно звучит: «Мы сегодня позавтракали, у нас на завтрак было яблоко». То есть где-то они сумели найти яблоки».

«Наша первая задача сейчас: напоить, накормить, отогреть людей, и дальше — у нас весь город готов к приему беженцев. Их расселяют в интернатах, в школах, в садиках, где готовы постель и еда, некоторых людей забирают семьи. То есть расселяют с полным набором услуг и удовлетворением всех потребностей, которые у людей есть. Мы потом будем разбираться, мы отстроимся, все у нас будет. Сейчас главное  —  вывезти людей из-под обстрела».

«Полигон» — независимое интернет-издание. Мы пишем о России и мире. Мы — это несколько журналистов российских медиа, которые были вынуждены закрыться под давлением властей. Мы на собственном опыте видим, что настоящая честная журналистика в нашей стране рискует попасть в список исчезающих профессий. А мы хотим эту профессию сохранить, чтобы о российских журналистах судили не по продукции государственных провластных изданий.

«Полигон» — не просто медиа, это еще и школа, в которой можно учиться на практике. Мы будем публиковать не только свои редакционные тексты и видео, но и материалы наших коллег — как тех, кто занимается в медиа-школе «Полигон», так и журналистов, колумнистов, расследователей и аналитиков, с которыми мы дружим и которым мы доверяем. Мы хотим, чтобы профессиональная и интересная журналистика была доступна для всех.

Приходите с вашими идеями. Следите за нашими обновлениями. Пишите нам: [email protected]

Главный редактор Вероника Куцылло

Ещё
Краудсорсинг, сбор солдатам, сбор, армия, Россия
«Покушать, какие они голодные!». Как россияне собирают своим солдатам чай, трусы и батарейки на войну