Центр города Владимир, XXI век. За пределами мегаполисов так выглядят многие российские города. Фото: Василий Максимов

Путин и пустота. Почему население нищает, а власти заявляют о победе над бедностью

Россия входит в новый цикл снижения уровня жизни, ущемления «мирных» профессиональных категорий в пользу «военных» и роста материальных контрастов между регионами. Но Путин и его подчиненные, жонглируя цифрами, объявляют об экономических успехах.

Гордость президента

Подводя итоги года на «Совете по стратегическому развитию и нацпроектам», Владимир Путин сообщил радостную весть, которая явно противоречит логике войны: «В третьем квартале уровень бедности снизился до 10,5 процента… Доходы наименее обеспеченной части населения подросли на 27,8 процента в номинале».

А на короткой пресс-конференции для журналистов своего пула Путин сообщил и о другом экономическом успехе: инфляция в следующем квартале составит всего 4%-5%, и «это очень хороший тренд». И даже в этом году (12%) получилось «лучше, чем в других странах». Используя ту же формулировку, президент ранее гордился и успехами в борьбе с безработицей.

Это не личные выдумки президента. Его спичрайтеры, сообщая о победе над бедностью, вставили в речь целые абзацы из декабрьского рапорта Росстата. Правда, статистическое ведомство, а вслед за ним и Путин, не разъяснили, какими способами был достигнут этот взлет благосостояния бедняков (число которых, по официальному мнению, уменьшилось за год с 16 млн до 15,3 млн).

Единственной конкретной мерой, на которую ссылались Росстат и Путин, была ежемесячная денежная выплата на детей от 8 до 17 лет, введенная весной 2022-го. Это мероприятие действительно сыграло роль. «Немалые деньги — под 500 миллиардов рублей (в год. – «Можем объяснить»). У нас много таких семей. Кто забыл, каждый 5-й российский ребенок живет в семье с доходами ниже прожиточного минимума», — говорит экономист Наталья Зубаревич. Забота о будущем пополнении армии действительно в фокусе внимания правителя. Но всерьез изменить положение всей массы неимущих новая выплата не может, да и предназначена она не для этого.

Зато пропагандистский замах широк. Российская статистика сообщает еще и о том, что неравенство в эпоху «спецоперации» уменьшилось (коэффициент Джини, отображающий разницу в доходах богатых и бедных, сократился за год с 0,401 до 0,399), а среднемесячная зарплата в сентябре (последний месяц, о котором есть данные) составила завидные 61,9 тыс руб.

Ловкость рук официальных статистиков

О технике манипуляций, с помощью которых выводятся эти цифры, Путину, скорее всего, даже и не докладывают.

На самом деле величина средней заработной платы, определяемой как среднее арифметическое от суммы начисленных зарплат, говорит не о доходах типичного работника, а о том, что сравнительно небольшой части занятых достается гораздо больше, чем прочим. Например, в нефте- и газодобыче средняя зарплата в сентябре была 203,3 тыс руб, тогда как в образовании – 47,9 тыс руб.

Та «средняя зарплата», которой оперируют власти, относится не ко всем 75 млн занятых в РФ, а только к 33,5 млн «работникам организаций» (по состоянию на сентябрь 2022-го), то есть к тем, кто работает в крупных и средних фирмах и учреждениях. О доходах остальных 41,5 млн занятых госстатистика имеет только приблизительное понятие. Но их заработки заметно ниже, чем в «организациях».

Фото: odintsovo.info

Заработок типичного работника – это не средняя, а медианная зарплата. Она расположена посредине всей линейки заработных плат – половина из них больше, чем она, а половина – меньше. Когда ее определили и опубликовали в последний раз (для всех занятых в РФ на 2020-й год), она составила лишь 63% от средней зарплаты «работников организаций».

Даже по официальному подсчету, реальные располагаемые доходы населения снизились в 3 квартале 2022-го до 97,6% от уровня 3 квартала 2021-го. Но более реальную картину падения уровня жизни дают сведения об уменьшении покупок граждан: оборот розничной торговли в октябре 2022-го упал до 90,3% год к году, а объем платных услуг был на уровне 100,7% (суммарно оборот розницы и услуг снизился до 92,5% от октября 2021-го).

Кому война на пользу

Средняя зарплата в той части предприятий, которые охвачены замерами Росстата (т.е. в «организациях»), в номинале выросла в сентябре 2022-го на 12,1% год к году, однако в реальном исчислении (с учетом инфляции) снизилась на 1,4%.

Не только номинальный, но и реальный рост был зафиксирован в нескольких отраслях обрабатывающей промышленности, производящих продукцию военного назначения, в строительстве, которое все больше загружается военными заказами, а также у производителей продовольствия – в растениеводстве и животноводстве. Рост доходов военнослужащих в государственной зарплатной статистике не учитывается. Зато сообщается о стремительном взлете заработков в нефте- и газодобыче (на 51% в номинале).

Владимир Путин осматривает военную технику в одном из цехов Уралвагонзавода, 2015 г.
Фото: Пресс-служба Кремля

А вот в образовании, в здравоохранении и социальных услугах, в научной и технической деятельности реальные заработки за военный год уменьшились. Начиная с 2012-го Владимир Путин в так называемых майских указах неоднократно приказывал поднять уровень доходов в образовании до среднего по экономике. Десять лет спустя, в сентябре 2022-го, зарплата в образовании составила 74% от среднероссийской.

Перекачка средств к тем, кто работает на войну, от всех остальных категорий россиян, четко просматривается даже в неполной и искаженной государственной статистике.

«В большинстве регионов действует правило: чем беднее люди живут в регионе, тем сильнее его коснулась мобилизация. Например, из Псковской области… на войну должны отправить 2 тысячи человек — 1,86 % запасников. В Калмыкии… мобилизуют около 1000 человек (2,2 %)», — говорится в расследовании «Важных историй» и CIT. Но хотя бедным регионам достается больше выплат, а затем и больше компенсаций за погибших, это не приносит им общего процветания. В упомянутой Псковской области, по данным Росстата, реальные располагаемые доходы населения этой осенью упали на 6,3% в годовом исчислении, в то время как в Москве (в которой медианный среднедушевой доход в 2,7 раза выше) они снизились только на 2,9%, а в районах добычи нефти и газа даже выросли.

В России выстраивается новая иерархия выгодополучателей «специальной военной операции» и тех, кто им и за нее платит. Рассуждения Путина о новейших победах над бедностью маскируют масштабное изъятие средств у большинства россиян в пользу тех, кто воюет или работает на войну.

«Полигон» — независимое интернет-издание. Мы пишем о России и мире. Мы — это несколько журналистов российских медиа, которые были вынуждены закрыться под давлением властей. Мы на собственном опыте видим, что настоящая честная журналистика в нашей стране рискует попасть в список исчезающих профессий. А мы хотим эту профессию сохранить, чтобы о российских журналистах судили не по продукции государственных провластных изданий.

«Полигон» — не просто медиа, это еще и школа, в которой можно учиться на практике. Мы будем публиковать не только свои редакционные тексты и видео, но и материалы наших коллег — как тех, кто занимается в медиа-школе «Полигон», так и журналистов, колумнистов, расследователей и аналитиков, с которыми мы дружим и которым мы доверяем. Мы хотим, чтобы профессиональная и интересная журналистика была доступна для всех.

Приходите с вашими идеями. Следите за нашими обновлениями. Пишите нам: [email protected]

Главный редактор Вероника Куцылло

Ещё
Митинг в Лужниках в поддержку Владимира Путина. Архивное фото. Фото: Юрий Белят / Poligon
В России любовь к власти сменится на ненависть быстрее, чем в Иране