Марина Приемова, видео

Художница Марина Приемова: «Хороший русский — это человек, который высказывает свою позицию»

Украинская художница и «Мисс Одесса-2011» Марина Приемова, автор ставшего вирусным антивоенного видео об Украине, рассказала Тимуру Олевскому о войне и о том, как делала свой ролик. 

Видео Марины Приемовой

— Вы живете в России?

— Нет. Я жила в России какое-то время, последние три года я живу в Киеве. Вообще я из Одессы родом.

— В вашем видео используется песня Макаревича, песня хорошая, и слова очень попадают в то, что хочется сказать, но? как мне кажется, для человека, который сейчас живет в Украине, любой российский исполнитель — не самый очевидный человек, от имени которого хочется говорить и высказываться против войны и даже наоборот. Почему вы его выбрали?

— Я умышленно выбрала русскую песню, чтобы её могли понять и русскоговорящее население, и украинскоговорящее, чтобы донести до русских то, что сейчас происходит на моей родной земле. Украинский язык понимают только украинцы, они и так знают, что происходит внутри страны. Соответственно, Макаревич. Он поддерживает Украину, его любят в Украине.

— Кто такой «хороший русский» сейчас?

— Человек, который не молчит. Сейчас наступил момент, когда уже не получится держать какой-то нейтралитет и нужно высказываться как-то — ты либо принимаешь эту позицию, либо другую. Если ты молчишь — это тоже позиция, значит ты поддерживаешь эту власть и поддерживаешь то, что происходит сейчас. Для меня хороший русский — это человек, который как минимум высказывает свою позицию.

— Должен ли сейчас российский гражданин воевать в Украине против России?

— Я вообще не считаю, что люди должны воевать.

— Понятно, у вас ролик антивоенный в этом смысле. Я правильно понимаю, что мы находимся в точке, где защитить Украину сейчас может только армия? Или вам кажется, что есть ещё что-то?

— Конечно, только армия, но и информационное поле, информационная война идет. Мне очень нравится, как ведет себя Украина с этой точки зрения. Медиа-поле в Украине открытое, в отличие от того, что происходит в России. Есть свобода слова и люди говорят то, что видят, обсуждают, что происходит.

— Когда началась война, где она вас застала? Вы помните этот момент?

— Да, конечно. Я была в Европе.

— Что вы подумали в этот момент? Что вы почувствовали? Что вы начали узнавать?

— Сначала не верилось, как и всем, и я думаю, что это происходило очень долго. Открываешь новости с утра, читаешь это все и кажется, что это страшный сон, который должен закончиться, и ты не просыпаешься просто. Люди несколько дней были в полном шоке. У меня подруга попала в ужасную ситуацию. Она находилась на границе между Черниговом и Киевом, когда началась война. Они выехали за город думая, что там будет спокойнее, и 15 суток они просидели с детьми в подвалах. Когда уже закончилась еда, вода и нужно было есть, извините, собачий корм, она вышла на улицу с матерью, двумя собаками и двумя детьми, они пошла пешком. Никаких зеленых коридоров не было, это просто чудо было, что они спаслись. Мало того, она говорила, что на блокпостах русские солдаты у старых бабушек забирали последние деньги из кошельков. Это все омерзительно, конечно. Это я знаю из первоисточника, это близкий мне человек.

— Вы ведь делали выставки, кураторские проекты в России, вы работали с россиянами и видели разных россиян.

— Да, конечно, у меня очень много друзей в Москве живет, и не только в Москве, но и на территории России.

— Вы с ними поддерживаете связь или это невозможно?

— Да, конечно.

— Какое у них настроение, у людей из вашего круга?

— Настроение у всех в принципе одинаковое. Кто-то выехал из страны сразу, у кого-то нет возможности, и он остался в Москве. Из моих близких людей никто не поддерживает эту власть и войну, всем очень больно, грустно и стыдно даже.

— А вы думали о том, что среди тех людей, которые приходили на ваши выставки, были люди, которые сейчас войну поддерживают? Что мы сделали не так, что её допустили?

— Молчание, на самом деле. Все как в песне (в клипе использована песня группы «Машина времени» «Свеча». — «Полигон медиа»). Люди молчат, никто не протестует, все соглашаются и вот мы здесь.

Художница Марина Приемова, Марина Приемова
Художница Марина Приемова. Фото: @priyomovama / Instagram

— Мне кажется, что люди, у которых есть возможность достучаться до большой аудитории должны не просто не поддерживать войну, но и активно требовать её остановки, высказываться публично и много. Или достаточно того, что они просто против?

— Я считаю, что должны высказываться, конечно.

— Что мешает?

— У каждого свои причины, люди боятся.

— Марина, где вас застала война?

—Так получилось, что война меня застала вне Украины, часть моей семьи живет в Европе, часть в Одессе, кто-то в Киеве. Мои друзья, которые никогда не воевали, взяли автоматы и пошли защищать границы, и таких очень много. Очень много людей помогают и финансово, и кто как может. У нас дома периодически живут люди, которые бегут из Херсона, ночуют десятками.

— Если бы у вас была возможность после войны в России сделать любую выставку, которую вы бы могли себе представить, то о чем бы она была?

— У меня уже есть идея. Я думаю, что я бы сделала инсталляцию. Я точно могу сказать какой это будет жанр, а как именно это будет выглядеть не буду пока раскрывать. Это связано с жертвами, с детьми, которые погибли и пострадали.

— Вы хотите, чтобы в России увидели, что они наделали?

— Да, хотелось бы, чтобы весь мир увидел, что Россия наделала. Вы знаете, я бы … Я бы не делала в России никакую выставку, в России бы не делала ничего.

— Вы думаете, что россияне тоже пострадали от этой войны или сейчас надо разделять и помнить, кто на кого напал?

— Я думаю, что пока настроение второе. Когда видишь, как гибнут свои близкие и знакомые — это несопоставимо.

— Для кого вы сделали ваш ролик? Кому его надо посмотреть в первую очередь? Как вы себе представляете этих людей?

— Я бы хотела, чтобы как можно больше людей это увидели, и не только в России и Украине, но и других странах. Я сейчас делаю титры на английском языке и, возможно, немецком для того, чтобы охватить как можно больше людей.

— В вашем видео довольно дающий надежду на примирение финал. Как вам кажется, это вообще возможно сейчас?

— На данный момент сложно сказать. Будем надеяться на лучшее, и я считаю, что люди должны высказывать, выходить, кричать и просить остановить этот ад, особенно это касается лидеров мнений, у которых есть шанс достучаться до сознания людей.

«Полигон» — независимое интернет-издание. Мы пишем о России и мире. Мы — это несколько журналистов российских медиа, которые были вынуждены закрыться под давлением властей. Мы на собственном опыте видим, что настоящая честная журналистика в нашей стране рискует попасть в список исчезающих профессий. А мы хотим эту профессию сохранить, чтобы о российских журналистах судили не по продукции государственных провластных изданий.

«Полигон» — не просто медиа, это еще и школа, в которой можно учиться на практике. Мы будем публиковать не только свои редакционные тексты и видео, но и материалы наших коллег — как тех, кто занимается в медиа-школе «Полигон», так и журналистов, колумнистов, расследователей и аналитиков, с которыми мы дружим и которым мы доверяем. Мы хотим, чтобы профессиональная и интересная журналистика была доступна для всех.

Приходите с вашими идеями. Следите за нашими обновлениями. Пишите нам: [email protected]

Главный редактор Вероника Куцылло

Ещё
Глеб Павловский, политолог
«Война на диване»: Глеб Павловский о том, как россияне воспринимают «спецоперацию» и чем это грозит